Автономов Владимир Иванович. Мальчик, прокладывающий Дорогу Победы

https://smi2.ru/newdata/adpreview?ad=7726299&bl=87638&ct=adpreview&st=14&ab=a&rnd=731958&utm_campaign=45038&utm_term=0a64c8c7-5df8-4097-b950-f194495e5fda

Блокада Ленинграда началась 8 сентября 1941 года, когда фашисты захватили административный центр Шлиссельбург, расположенный на левом берегу Невы у Ладожского озера. Так был оборван последний сухопутный маршрут, ведущий из Ленинграда на Большую землю.

В качестве последней надежды на снабжение осаждённого города оставалась Ладога.

Ладожское озеро испокон веков считалось неспокойным озером с тяжёлым нравом. С момента основания Санкт-Петербурга строились обходные водные пути, чтоб миновать озеро. Оттого на берегах Ладоги не было ни пристаней, ни пирсов. Но уже в сентябре началась первая навигация по Ладожскому озеру. С Большой земли грузы доставлялись сначала в Волхов, оттуда — в Новую Ладогу, а затем водным путём на западный берег к маяку Осиновец.

20 ноября 1941 года, при наступлении холодов, начала функционировать ледовая Дорога жизни, когда с Вагановского спуска у деревни Коккорево в сторону осаждённого Ленинграда отправился первый конный обоз из 350 саней.

Но кроме Дороги жизни во время Великой Отечественной войны существовала ещё и Дорога Победы, о которой не каждый знает. Временная советская железнодорожная линия Поляны-Шлиссельбург, действовавшая с 5 февраля 1943 года по 27 января 1944 и служившая как более эффективная замена Дороге жизни для доставки грузов в блокированный Ленинград.

А началась она с победы чисто воинской: 18 января 1943 года наши войска освободили город Шлиссельбург, прорвав кольцо вражеской блокады. И хотя гитлеровцы стояли еще рядом, во вражеских клещах была пробита брешь, появился узкий коридор. В тот же день Государственный комитет обороны принял решение: построить в полосе прорыва железнодорожную колею.

В отличие от Дороги жизни, проходившей по Ладожскому озеру, железная дорога пролегала по левому берегу Невы и по южному побережью Ладоги, проходя на некоторых участках в 3-4 километрах от фашистских артиллерийских позиций, за что получила прозвище «коридор смерти».

Эта дорога сыграла важное стратегическое значение в обороне Ленинграда, в том числе, и в полном снятии блокады. Оттого получила название Дорога Победы.

Один из участников строительства этой дороги ныне проживает в Стокгольме. Автономов Владимир Иванович. Муж Марии Павловны Автономовой, ленинградской блокадницы, также поделившейся своими воспоминаниями.

Вот что рассказал в январе 2010 года в Стокгольме Владимир Иванович о своём детстве, около 900 дней которого исчезли в страшных годах ленинградской блокады:

«Я, Автономов Владимир Иванович, родился 3 октября 1926 года в Москве в семье партийных работников. Родители, закончившие Московский институт Красной профессуры, по распределению попали в Ленинград.

В 1938 году папу, Иван Георгиевича, сослали в лагеря Соликамска, где он погиб в 1941-м году. Мама, Екатерина Исидоровна, на момент начала войны работала директором предприятия и, кроме меня, у неё был ещё один ребёнок, мой младший брат.

Ленинград уже был блокирован, начался голод. Благодаря маминой должности, нашей семье было чуть легче, чем многим ленинградцам, но всё равно тяготы и лишения нас не миновали. В числе школьных отрядов я занимался всем, куда нас направляли. До блокады работали на колхозных полях, в блокаду тушили на крышах зажигательные бомбы, сбивали на тротуарах лёд, помогали наиболее слабым.

После окончания 8-го класса, в сентябре 1942 года, я поступил в Техникум речного флота, находившийся на 10-й линии Васильевского острова, где, к слову сказать, познакомился со своей будущей женой Машей.

А в ноябре пришла разнарядка на двух мальчиков-добровольцев, согласившихся участвовать в строительстве свайно-ледяной железной дороги по льду Ладожского озера. Я вызвался и оказался в числе этих двух добровольцев.

* * *

Из Ленинграда отвезли на Ладожское озеро, где нас придали в распоряжение железнодорожным войскам и выделили участок от порта посёлка Кобона под Ленинградом до порта посёлка Осиновец на западном берегу Ладожского озера.

Нас, гражданских, насчитывалось 270 женщин и 8 человек мужского пола. Мальчики и старики. Наша задача была пробивать лунки во льду, толщина которого в некоторых местах достигала одного метра.

Мы рубили лунки через каждые два метра. Потом в них вбивались сваи. На сваи накладывали прогоны (брёвна, обтёсанные, как балки). И на них уже помещались шпалы с наложенными поверху рельсами.

Работа начиналась в 7 утра, и работали беспрерывно до 12 часов. Потом приезжала походно-полевая кухня и привозила кашу. Хлеб, получаемый нами вечером один раз в сутки, но по фронтовой норме, мы приносили с собой. Также нам выдавалось масло.

Полчаса на обед и – снова беспрерывная работа до 18-19 часов. Постоянно грохотали разрывы вражеских снарядов. Яростно огрызалaсь нашa артиллерия. И ухали, ухали тяжелые удары копровых “баб”, забивающих сваи.

После разгрома гитлеровцев под Ленинградом среди разных вражеских документов был обнаружен снимок, сделанный с фашистского самолета. Видимо, самолет этот летал над новой железной дорогой, откуда гитлеровский летчик и сфотографировал железнодорожную колею. На обороте снимка он хвастливо написал: “Нет, это не лунный пейзаж с тысячью кратеров. Это работа нашей артиллерии и авиации“.

Да, действительно, живого места не было на этом кусочке нашей земли!

Сотни, тысячи воронок! Справа и слева от путей. Все изрыто, искорежено. Но – вот она, колея! Идет среди этих «кратеров», и только! Уж как её старались разрушить гитлеровцы, а не вышло! Статистики потом подсчитали, что в 1943 году на Дороге Победы, как назвали этот путь, было более 1200 разрушений пути, разбито около 4 тысяч рельсов, 3 тысяч шпал, 52 стрелки, десятки паровозов, сотни вагонов.

Железнодорожники потом подсчитали: с 7 февраля 1943 года до 27 января 1944 года – дня полного снятия блокады Ленинграда – прошло 4729 поездов. Сквозь бой. Сквозь смерть. По Дороге Победы.*

* * *

Так мы работали до середины января.

А потом наш рабочий отряд из женщин, стариков и детей перебросили в район посёлка Морозово, где планировалось построить узкоколейку. Намечался прорыв блокады, и требовалось большое количество боеприпасов, которые бы подвозились по железной дороге. В районе Морозова уже была проложена широкая колея, на которую накладывали узкоколейку.

Через неделю-полторы блокаду прорвали, и нас перебросили под Волхов на строительство моста через реку Волхов.

Конечно, было очень трудно. Неимоверные морозы, постоянное, несмотря на усиленный паёк, чувство голода, противные вши и – самое страшное – обстрелы. Но держались, понимая, что трудимся во благо нашей общей Победы.

* * *

Kогда в апреле началась водная навигация, я как учащийся Техникума речного флота кочегарил на озёрном буксире “Никулясы” (по имени населённого пункта на Ладожском озере). От Ленинграда буксировали пустые баржи, 35 км в сторону порта Кобона и 110 км до порта Нижняя Ладога.

Там грузились продовольствием и доставляли его в Ленинград.

* * *

После войны я закончил Высшее Арктическое морское училище и сначала полярничал на Новой Земле, острове Белом. А потом стал изыскателем».

Текст: Алла Смолина

24.01.2010

______________________________________________
* – http://www.world-war.ru/article_515.html

 

 

Post Author: rurik