Галина Декани. ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА ГЛАЗАМИ ШЕСТИЛЕТНЕГО РЕБЁНКА

Фото – Мушех Киракосян

Вторая мировая война глазами шестилетнего ребёнка

Меня зовут Галина. Родилась я 25 июля 1935 года в Ленинграде и была шестым ребёнком в большой семье. Росли мы радостными, здоровыми, любили петь, читать книги. Старшая сестра Мария только что закончила 3-й курс медицинского института, а у остальных сестер начались летние каникулы. Мы дружили со всеми детьми нашего большого двора, ездили купаться в Озерки.

Но…

22 июня 1941 года вся наша спокойная жизнь резко изменилась. Мы проснулись среди ночи от громкого звука метронома. В предутренней тишине он звучал особенно громко. И услышали голос Юрия Левитана, который сообщил нам страшную весть: “Внимание, говорит Москва! Передаем важное правительственное сообщение. Граждане и гражданки Советского Союза! Сегодня, в 4 часа утра, без всякого объявления войны германские вооруженные силы атаковали границы Советского Союза.“

Началась Великая Отечественная война советского народа против немецко-фашистских захватчиков.

Услышав эти слова, мама как-то резко вскрикнула, посмотрела на нас широко открытыми глазами и кинулась во двор. Там уже собралось много соседей, которые кричали и плакали. Сразу было ничего невозможно понять. Протиснувшись через эту тесную шумную толпу, мама вышла на середину и громко сказала: “Женщины, женщины! Что вы плачете? Кого вы испугались? Нам ли бояться немцев?

По радио также объявили, что всем военнообязанным необходимо явиться в военкомат по месту проживания с паспортом и военным билетом, и утром они явились на место сбора. Также пришло много добровольцев и подростков. Никаких документов у них, конечно, не было, и на вопрос: “Где твой паспорт,”– отвечали: “Да в этой суматохе не мог найти”. Вскоре вместе с добровольцами ушла и наша сестра Мария.

А город начал готовиться к защите: заклеивали бумажной лентой окна, чтобы стекла не разбились во время бомбежки, занавешивали окна покрывалами, чтобы не привлекать внимание немецких лётчиков. Над городом летели вражеские самолеты, но бомбежки пока не было. Насчёт Ленинграда у Гитлера были особые планы: он решил уничтожить жителей голодной смертью, a город сровнять с землёй. И на всё это он отвёл 4 недели.

Но, очевидно, он недооценил советский народ, такие их качества как героизм, патриотизм и любовь к своей Родине. Отправив своих мужей и сыновей, женщины и подростки встали к заводским станкам. Pаботали по 12 часов, только продукция стала другой. Армии не хватало боеприпасов. Работали под девизом: “Всё для фронта, всё для победы!”.

Сразу же была введена карточная система на продукты питания. 600 граммов хлеба на день получали рабочие, 400 г – конторскиe работники и 300 г – дети и пенсионеры.

Продолжалась усиленная подготовка к обороне города, которую обеспечили добровольцы. Они рыли окопы, траншеи, устанавливали противотанковые укрепления вокруг всего города. Была организована срочная эвакуация населения, пока не пострадали железные дороги. Уезжающих снабжали сухим пайком на дорогу, а дорога их шла на Урал. Вызвали маму и предложили эвакуироваться. Oнa отказалась, заявив: “Я больше нужна здесь.”

27 августа 1941 г. Гитлер приказал окружить Ленинград. Город бомбили. Страшный налёт выпал на 1 сентября. Погибло 4400 человек. 8 сентября Ленинград был полностью окружён немцами, и началась блокада, которая продолжалась 872 дня. Cнизилась карточная норма: рабочие и инженеры получили по 300 г хлеба, а все остальные по 150 г.

Между 19 и 27 сентября 1941 г была самая тяжёлая атака города. Бомба упала в больницу на Суворовском проспекте, погибло 600 человек больных и персонала.

В это же время попала бомба на Гостиный Двор, погибло 98 человек, было ранено 147 человек. Услышав эти трагические известия, я спросила маму: почему гибнут эти невинные люди?  – “Это война,” – ответила мама, – “Гитлер ответит за всё и за всех!”

В начале сентября 1941 года были уничтожены Бадаевские продуктовые склады. 20 ноября 1941 г была снижена хлебная норма. 250 г хлеба полагалось рабочим, а всем остальным по 125 граммов. Никогда раньше в истории Ленинград не находился в таком ужасном положении. Тотальный голод, эпидемии, тиф, психические болезни от недоедания. Всё чаще появлялись случаи каннибализма.

У нашего соседа умерла жена, и забота об оставшихся их четверых детях легла на его плечи. Как-то раз он принес домой кусок мяса. Увидев это, мама сразу поняла, что это за мясо. Это была человечина. Мама умолила выкинуть это мясо, а он вскрикнул: “Но дети же голодные!”

– “Да накормлю я твоих детей, ” – пообещала она и, сварив что-то вроде супа с пшеном, отдала это соседям.

В это голoдное время чужая беда была общей бедой. Война объединила всех в этом горе.

Так же было и с письмами с фронта. Знали, когда придет почтальон, ждали его во дворе. Чаще всего это были письма в треугольных конвертах, которые читались всем двором. Люди радовались, что пославший письмо жив.

…Были и другие письма в официальных четырехугольных конвертах – “ПОХОРОНКИ”, где сообщалось, что муж или сын пал смертью храбрых, защищая свою Родину. Соседи старались успокоить получившeго похоронку, надеялись, что это ошибка.

В конце ноября ударили морозы, доходило до минус 41 градуса. Замерзли водопровод и канализация. Приходилось растапливать снег или брать воду из Невы. Обессиленные от голода и холода, люди иногда не доходили до реки. Здесь и там лежали трупы. Их подбирали специальные патрули, отвозили в определённые места, складывали в штабеля. Захоронений не было. Земля замерзла. С наступлением морозов жители стали устанавливать в своих комнатах печки-времянки. Дров не было. Люди сжигали всё возможное, даже собственную мебель. В ход шли также редкие и любимые книги. Мы с болью в сердце смотрели, как огонь пожирает наши любимые книги. Все чаще и чаще мы задавали один и тот же вопрос: “Когда же кончится блокада, когда же кончится война?”

Люди собирались у уличных репродукторов в перерывах между бомбежками, слушали новости с фронта, радовались успехам нашей армии, огорчались неудачам. Голод и холод не обошли и нашу семью: к нам в дом вошла первая смерть. Эта была страшная и мучительная смерть моей сестры. Она все время просила кушать. Мама сварила немного каши только для нее. Она съела только две ложки, тяжело вздохнула и … умерла.

Мама сразу как-то постарела, осунулась и, не проронив ни слова, закрыла её простыней. А нас почему-то отправила к соседям поиграть. Но сердце нам как-то подсказало, что что-то не так. Мы вернулись домой и увидели страшную картину. Откинув простыню, которой была накрыта умершая дочь, мама горько плакала. Увидев нас, она вдруг притихла и начала зашивать тело умершей дочери в простыню. В доме воцарилась гробовая тишина…

Вторая смерть пришла к нам весной 1942 года. Умерла дочь маминой близкой подруги, которая была нам как родная сестра. Её также зашили в белую простынь и отвезли на Пискарёвское кладбище.

Среди соседей пронеслась молва, что столярный клей съедобен и из него можно сварить что-то типа студня. Мама принесла плитку темно-коричневого клея, долго ее варила её, часов 6 или 8, пока она не превратилась в тягучую массу. Вся семья села за стол. Встал вопрос, кто первым решится попробовать. Первая хотела попробовать мама, но Тамара сказала: “Первая буду я. Если умру – одним ртом будет меньше, aесли ты умрёшь, то пропадём мы все.” Тамара попробовала и, подождав несколько минут, стали есть и мы. Что будет – никто не задумывался. Просто потом очень болел живот.

Вскоре маму вызвали и сообщили, что она с детьми обязана эвакуироваться, aв случае отказа у неё отнимут хлебные карточки. И мама решилась на отъезд. Нас провожали все соседи, которые были еще в состоянии передвигаться. Путь лежал через Ладожское озеро – “Дорогу Жизни ” – единственную дорогу спасения. Баржи с беженцами шли под постоянным обстрелом немецких самолётов.

Куда нас привезли, уже не помню, но ехали мы товарных вагонах, спали на полу на соломе. Туалетов не было. Нам сначала выдали сухой паек, а на больших станциях раздавали горячий суп. Я помню, что за супом всё время ходила Тамара как самая старшая из всех сестёр, помню и волнение остальных, успеет ли она назад к поезду, было неописуемое. Ехали мы долго, и нас, наконец-то, привезли поздно ночью в село Камышино Омской области, поселили в какую-то избушку, и мы крепко заснули, лежа на полу. Проснувшись утром, мы увидели людей, которые улыбались и протягивали нам яйца, молоко и хлеб.

Мама плакала от радости. Все знали, что мы – беженцы из Ленинграда. Председатель колхоза дал нам отдохнуть несколько дней, aпотом мама и Тамара вышли на работу. Я и Нина не могли сидеть дома сложа руки и тоже пошли работать на прополку полей. Мы работали по 8 часов в день под палящим солнцем. Председатель собрал всех колхозников на собрание, отметил наше с Ниной усердие и с их согласия начислил нам трудодни. У нас в доме появились пшеница, молоко, сметана. Но самое главное – это было чистое и спокойное небо над нами. Война туда не дошла.

27 января 1944 года Ленинград был полностью освобождён от блокады.  872 дня блокады унесли 690 000 жизней мирных жителей Ленинграда. Но город выжил, город не сдался, план Гитлера провалился.

“Сопротивление жителей блокадного Ленинграда рассматривается как один из самых героических эпизодов всей мировой истории.”

Мы вернулись домой, и город было невозможно узнать – почти одни сплошные руины, но мы знали и верили, что прорыв блокады ведет за собой Великую Победу над фашистами. И наши надежды оправдались. Мы выиграли это сражение, в котором рождались Герои.

Мы никогда не забудем их имена: Алексей Маресьев, Зоя Космодемьянская, Олег Кошевой, Люба Шевцова, Сергей Тюленин.  И многих, многих других.

Дорого заплатил советский народ за эту победу! 16 миллионов военных. 11 миллионов мирных жителей, стариков, женщин и детей. Вот цена этой Победы!

“Да, мы умеем воевать,

Но не хотим, чтобы опять

Солдаты падали в бою

За землю Русскую свою.”

Мы не хотим, чтобы это опять повторилось когда-то! “Мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути.”

Дорогие друзья! Я – счастливый человек, я жива, я живу, живу долгой спокойной жизнью. Я никогда не забуду, кому я обязана своим счастьем! Вечная память тем, кто нас защищал!

Галина Декани

27 апреля 2019 года

Стокгольм

Выступление на конференции “Жертвы среди гражданского населения СССР от рук немецко-фашистских оккупантов и карателей во время Великой Отечественной войны 1941-45 г.г.“

(Благодарим Мушеха Киракосяна – профессионального фотографа. Тел 0737647942 musheh154@gmail.com)

 

 

 

 

Post Author: rurik