Шейнкер Леонид Александрович

Мой дедушка – ветеран Второй мировой войны, он служил в штурмовой авиации. Он был человеком, стремящимся остановить забвение. После войны более 50 лет занимался сбором материалов по истории Великой Oтечественной войны и судьбах ее участников. Издал несколько книг “Герои Ташкентского фронта” и “Евреи – герои Советского Союза”. На основании его материалов был открыт музей в Израиле и “Музей героизма евреев” в Вене.

Диана Милируд

Воспоминание о войне (письмо внучке)

Начало войны, 1941 год

Когда началась война, я был слушателем 2-го курса факультета вооружения Военно-воздушной инженерной академии имени Н.Е.Жуковского. До академии я окончил пулеметное отделение Ташкентского военного училища имени Ленина и поэтому, когда началась война, меня зачислили в команду противовоздушной обороны (ПВО) и назначили командиром зенитно-пулеметной батареи, установленной на башне корпуса «А» академии (Петровский дворец). В ночь с 21 на 22 июля  1941 года во время массового налета фашистской авиации на Москву, мы с моим напарником Колей Захаровым сбили фашистский бомбардировщик. Впоследствии оказалось, что Николай Павлович хороший художник. Он увековечил это событие, написал картину «Июльская ночь», которую подарил музею академии, а мне этюд… Ксерокопию посылаю.

Война, год 1942

В 1942 году я проходил фронтовую стажировку в 279 Бомбардировочном полку 15-й Воздушной армии Брянского фронта на самолетах СБ. В один из дней я готовил самолет к   боевому вылету. Вдруг из-за леса выскочили три немецких самолета, пробомбили взлетную полосу аэродрома, обстреляли канониры (места стоянки самолетов) и ушли. Зенитчики открыли огонь с запозданием. Я был ранен осколком в голову и потерял сознание. Меня отвезли в медсанчасть БАО (батальона аэродромного обслуживания), где меня прооперировали. Хирург сказал, что мне очень повезло. Если бы осколок прошел на один-два миллиметра глубже, то исход был бы непредсказуем. Кроме ранения я получил еще контузию слуха, которую лечил всю жизнь. Левое ухо так и не удалось вылечить – полная потеря слуха. На правом ухе после многих лет лечения мне, наконец, сделали операцию-вырубили постконтузионное разрастание костной ткани. Слух поднялся на 85%. После этой операции я целую неделю чувствовал себя, как будто я побывал в нокауте. О полиартрите и обморожении, которые мне подарила война, я напишу позднее.

 

Война,  1943 год

В конце 1942 начала 1943 года я проходил производственную практику в ПАРМе (полевые авиаремонтные мастерские), которые восстанавливали подбитые самолеты (меняли поврежденные детали и вооружение) и в городе Ижевске  на заводе, который выпускал пулемет Березина, устанавливаемый на турельных установках всех самолетов. В 1942 году началась мощная кампания сбора средств в Фонд oбороны. Люди вносили деньги и ценности на производство вооружения, танков и самолетов. Я внес все свои облигации Государственного займа и 10.000 наличными – деньги, накопленные мною на свадьбу. В 1940 году состоялась наша с бабушкой помолвка. В 1941 году должна была состояться свадьба. Я тогда был лейтенантом, получал 1200 рублей в месяц. Но наша свадьба состоялась только в 1946 году, когда закончилась война и я приехал в отпуск. Всю войну твоя бабуля ждала меня в невестах. Об этом самом радостном дне нашей жизни я напишу тебе отдельно.

Возвращаюсь к событиям того времени. В Академию на мое имя, за подписью Верховного Главнокомандующего Красной Армией И.В.Сталина. Телеграмма была зачтена перед строем Академии. Мне была объявлена благодарность и указано, что мое желание будет исполнено.

За два месяца личный состав Академии собрал на строительство эскадрильи имени профессора Н.Е.Жуковского более 1,5 миллиона рублей (копию телеграммы посылаю).

В том же 1943 году я был направлен на вторую фронтовую стажировку в 218 ШАП (штурмовой авиаполк) 299 ШАД (штурмовой авиадивизии) 16 Воздушной армии 1 Белорусского фронта. С этим полком прошел с боями почти всю Белоруссию, участвуя в освобождении городов и сел.

Штурмовик ИЛ-2, на котором мы воевали, был отличным самолетом того времени. Главное его достоинство было то, что вся кабина была изготовлена из брони. К кабине крепились крылья, фюзеляж, двигатель, шасси. У других самолетов летчик и стрелок защищены только бронестенкой. Но для вооруженца на самолете ИЛ-2 это сущий ад (ежедневный подвиг). Самолет нес 3 пулемета, 2 пушки, 4 отсека для мелких противотанковых бомб, 10 РСов (ракетных снарядов) и 2 замка для бомб наружной подвески. Самолет делал 4-5 боевых вылета в день. Представляешь себе?

Учитывая, что мастерами вооружения в основном были девушки. Конечно, это были не консерваторки, а девушки крепкие, сильные. Поэтому мне часто приходилось помогать им, особенно когда полк получил новые самолеты ИЛ-10, вооруженные пушками конструкции Нудельмана-Суранова калибром 37 миллиметров. После возвращения с фронтовой стажировки я приступил к работе над дипломным проектом, после защиты мне была присвоена квалификация военный инженер-механик по вооружению Военно-воздушных сил Красной Армии (диплом посылаю). После окончания Академии я был снова направлен в 16 Воздушную Армию 1 Белорусского фронта, но уже в 59 Гвардейский штурмовой авиаполк 2-й Гвардейской авиадивизии на должность зам. Инженера 1-й эскадрильи по вооружению. В этом полку я воевал до Берлина и участвовал в боях по разгрому берлинской группировки фашистов и по взятию Берлина (копию удостоверения к медали «За взятие Берлина» посылаю).

Война, год 1944

1944 год закончился для меня происшествием. В полк прибыли молодые летчики. На первых боевых вылетах летчик не успевает анализировать обстановку в воздухе и на земле. Он должен следить за ведущим и делать все, что делает ведущий. При бомбометании летчик должен нажимать на кнопку электросбрасывателя, при этом срабатывают пиропатроны. Открываются крышки люков бомбоотсеков и бомбы высыпаются.   Затем летчик должен передвинуть рукоятку  аврийно-механического бомбосбрасывателя в заднее положение «до упора». Молодой летчик при посадке дал «Козла», т.е. резко посадил самолет, ударил о землю. При этом один люк открылся и из него посыпались мелкие противотанковые бомбы. Несколько штук взорвались, повредив крыло и шасси. Летчик вылез из кабины белый, как снег. К самолету уже бежали командир эскадрильи и начальник «Смерш» на ходу вынимая пистолеты… Хорошо, что когда я прибыл в полк, старший инженер полка, инструктируя меня сказал: “Если, не дай Бог, что-нибудь случится, никого к самолету не подпускай. Ставь часовых и вызывай меня“. Пришел старший инженер, залез в кабину, проверил: летчик электросбрасывателем не работал – пиропатроны все целые. Аварийный сбрасыватель до «упора» не довел, замки люков полностью не открылись. Если бы не «Козел» при посадке –может быть бы и обошлось. Командир дал летчику двое суток ареста за нарушение техники бомбометания, а мне тоже двое суток «За слабый инструктаж летного состава». Если бы не вмешательство старшего инженера, дело могло закончиться для меня штрафбатом. В авиации всегда виноват техник. Отсидеть нам не пришлось, шли тяжелые бои. Но в приказе взыскание нам записали. Инструктировал я летчиков регулярно, но слушали они вполуха, мол, сами все знаем!

 

Война, 1945 год

14 января 1945 года началась Варшавская операция. В боях за освобождение пригорода Варшавы– Праги наш полк потерял шесть экипажей. Я сильно обморозился. Страдаю до сих пор. Хорошо, что кто-то заметил, что нос у меня абсолютно белый. Нос оттерли спиртом. Еще немного, и пришлось бы пришивать новый нос. А руки и ноги – уже осенью приходится одевать шерстяные рукавицы и носки. Зимой же ничто не помогает. И руки, и ноги холодные, как лед. После того, как заходишь в помещение, спасает только массаж.

После Варшавской операции полк получил новые более совершенные самолеты Ил-10, вооруженные мощными 37-мм пушкaми конструкции Нудельмана-Суранова. Я засел за изучение этих пушек и обучал личный состав – летчиков и техников. Пушки замечательные. Немцы, как только видели в небе Ил-10, разбегались во все стороны. Одна беда-снаряды тяжелые. Девушки не могли сами укладывать боекомплект, нужна была помощь механика или моториста. Посылаю тебе копию удостоверения: медаль “За Освобождение Варшавы“.

БЕРЛИНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

После завершения Варшавской операции полк перелетел в Косино под Берлином. Началась подготовка к битве за Берлин. Берлинская операция началась 16 апреля 1945 года. Техники и вооруженцы с особой тщательностью готовили самолеты к боевым вылетам. Летчики с особым запалом бомбили и штурмовали фашистское логово. Свершилось долгожданное. 1418 дней советский солдат шел к этому дню. В боях за Берлин среди других летчиков отличился мой друг лейтенант Михаил Аронович Мамиствалов. Погиб в бою мой товарищ старший лейтенант Петр Панин. Командир часто посылал меня с ним принимать новый аэродром. Похоронили Гвардии старшего лейтенанта с воинскими почестями у Бранденбургских ворот.

С аэродрома Косино полк перелетел на полевой аэродром у деревни Грюнталь в 35 км от Берлина, откуда вел последние бои. Там же мы узнали, что фашисты подписали документ о безоговорочной капитуляции, война закончилась и наступил МИР. Радости не было предела. Мы праздновали – пили и стреляли, пели песни и думали о счастливом будущем, о встрече с родными и любимыми.

Посылаю тебе копию удостоверения: медаль «За взятие Берлина».

Инвалид Великой Отечественной войны

Ветеран Второй мировой войны

Шейнкер Леонид Александрович

г.Торонто  20 марта 2008 года

Материалы выставки “МЫ ПОМНИМ”, собранной и организованной театром-студией “АБЫРВАЛГ!” в Стокгольме в 2016 году

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Post Author: rurik