Стихи Надежды Щегольковой, предисловие Аллы Смолиной

К 65-летию Великой Победы!

Молодая поэтесса из Санкт-Петербурга Надежда Щеголькова, чаще подписывающаяся литературным псевдонимом “скорпиошка”, давно привлекла моё внимание.

Конечно, в первую очередь заинтересовала глубоким смыслом и продуманностью строк, а ещё – интересными сюжетами, умело заключёнными в несколько четверостиший.

Но для меня, как для ветерана афганской войны, даже не это главное в стихах Надежды, a её военная тематика, пронизывающая многие произведения. Не зная возраста поэтессы, трудно догадаться, что поэтесса ни одной войны не видела и видеть не могла, появясь на свет через 35 лет после Великого Дня Победы.

Тогда из какого кладезя черпается столь яркое видение военных будней именно периода Великой Отечественной войны, а в стихах пронзительное чувство реальности? Не хлебнув военных лишений, не пережив – тяжело передать даже прозой, а у Надежды погружение настолько глубоко, что создаётся впечатление невозможного: неразрывная связь настоящего с прошлым.

Надеюсь, стихи Надежды станут интересны многим посетителям нашего сайта, а особенно дорогим ветеранам Великой Отечественной войны.

Почтальонша Варенька

шалёнка старая, в прорехах валенки,
пальтишко куцее – давно до дыр,
а ты все ходишь, почтальонша Варенька,
по траектории двухсот квартир.

давно тропинки все знакомы-хожены,
и в доме каждом – на ладони жизнь:
– а нет ли, Варенька, письма Серёжина?
– а от Николеньки, там нет? скажи?

за каждый мятый треугольник маленький
в глазах запавших зреет огонек –
– спасибо, милая, спасибо, Варенька!
– дай Бог вернётся Ваш домой, дай Бог!

*
и тут же – рядом /нет заговорённости!
и ноги ватные…/ – едва вошла,
ты похоронку -/пара строк казённости/,
не поднимая глаз, и не дыша,

вручаешь! и, в который раз, бессвязные
сухие губы шепчут что-то вдаль,
а от тебя, как от чумой заразною,
глаза потухшие летят в печаль…

*
а ты все бегаешь, а круг сужается,
и из двухсот – осталось пятьдесят…
как Бога ждут, и от предчувствий маются,
и, замирая, в рюкзачок глядят…

а по весне победной сорок пятого,
когда стаканы чокались за мир,
/ты будто перед небом виноватая/
в последнюю стучишься из квартир…

*
… шалёнка старая, в прорехах валенки,
в пятнадцать лет – ты нажила на сто.
и ты по-бабьи зарыдаешь, Варенька,
а рюкзачок теперь –
……………………….. совсем пустой.

http://zhurnal.lib.ru/s/shegolxkowa_n_s/pochtalxonsha-warenxka.shtml

* * *

Мгновения…

(точки – это всего лишь кадры пленки, не знаки препинания)

А говорили – пролетят за миг.
Мне кажется, плывут они часами…
Вот звон стекла… /летит отцовский крик /
И, плача, утыкаюсь в фартук маме…

Вот Санька. Мы к Мамаихе во двор
За яблоками лезем, предвкушая…
Мне пол-штанины “откусил” забор..
бежим “задами”, небо чертыхая.

Вот с дедом у костра. Ночное. Луг.
Щекотит ноздри запах самокрутки…
И фырканье коней… и мошек круг,
И где-то там покрякивают утки..

Вот выпускной. Наш клуб… девчата в ряд –
И все, как на подбор, красивы статью..
Но у одной глаза огнем горят –
Так, что смотреть не в силах перестать я..

Прощальный вальс… и в волосах – сирень..
И я от этой свежести смелею..
И, нервно пальцы спрятав за ремень,
Несу о светлых чувствах ахинею..

.. Вот полустанок… мамины глаза..
Так непривычно холодит затылок.
И жмет размером меньшая кирза,
Сигнал… толпа забилась и завыла.

И, вдруг, Она… и вышитый кисет
/хорошая, когда же ты успела?/
И что-то шепчешь… я шепчу в ответ..

А после полетело…полетело..

Как жаль, воспоминаний – только горсть…
Что накопил в свои я восемнадцать?
Мне даже мужем стать не довелось…
Я лишь едва успел поцеловаться…

..А говорили, страх невыносим.
/Глупцы, нас закалили в комсомоле/
Но почему же “Господи, спаси!!” –
Ору /без звука/ одурев от боли…

Куда-то крутит… жжет зачем-то снег,
Набился в ворот… и течет за плечи

На небе чиркнут дату, Имярек.
И тихо колпачком затушат свечи…

http://zhurnal.lib.ru/s/shegolxkowa_n_s/mgnowenija.shtml

* * *

Вернулся..

дома пахнет пирогом с капустой,
кот чужие лижет сапоги..
этот дядя, что почти до люстры,
будет кушать наши пироги?

сгреб ручищами меня в охапку,
и, “колючками” поцеловал..
“что, Андрюха.. ты заждался папку?”
мама шепчет тихо “не узнал”..

шоколад упал – в одну ладошку,
а в другую -лёг трофейный нож..
“ты сегодня поиграй немножко,
насовсем отдам – как подрастешь”..

суета.. дверей не запирают..
тетя Зина, баба Клава вслед,
из ” десятой”, еле ковыляет,
одноногий дед Митяй, сосед…

вот беседе рюмки вторят звонко:
“с возвращением”, “с победой” пьют..
я под стол сползаю, потихоньку
среди ног свой проложив маршрут..

тихо ткнусь в рукав в чужой шинели,
пахнет потом, пылью, табаком…
неужели, это, в самом деле,
папа, что мне вовсе не знаком?..

запрятав под подушку ножик,
в одеяло юркну с головой…
“нет, он папой быть никак не может,
папа – черный.. этот – весь седой”

плачу… а под одеялом душно…
вдруг, тот голос..хриплый и грудной..
“Выходила на берег Катюша,
На высокий берег на крутой.”

босиком, в трусах, забыв про тапки,
щурясь лампам, забегаю в зал:
и, к нему на шею, “папка! папка!!
ты вернулся!!
я тебя так ждал…”

http://zhurnal.lib.ru/s/shegolxkowa_n_s/wernulsja.shtml

Алла Смолина, Стокгольм

Post Author: rurik