Модернизация России

Модернизация России

Председатель союза русских обществ в Швеции Людмила Сигель была делегатом на прошедшей в Москве 6-9 октября Всемирной тематической конференции соотечественников “О вкладе соотечественников в модернизацию России. Возможности развития партнерских отношений” и приняла участие в пленарных заседаниях и в работе секции для политиков, бизнесменов, руководителей организаций соотечественников.

Модернизация России, так ли она нова?

Нет, оказывается, первые попытки модернизировать Россию предпринял светлейший Алексей Михайлович Романов (1629-76 г.г.) и это привело к созданию регулярной армии, к созданию центральных органов власти, к началу зарождения крупной промышленности и к упорядочению органов налогообложения.

В модернизацию России верил и Пётр I (1672-1725 г.г.), проведший ” авторитарную модернизацию”  страны, при которой добился укрепления армии, дальнейшего развития промышленности, централизации госаппарата, реформы налогообложения, реформы языка и др.

Екатерина II (1729-96 г.г.) предприняла попытку “либеральной модернизации” (“просвещённый абсолютизм”) и её достижениями явились губернская реформа (реформа административного деления) – децентрализация, создание государственного банка. И хотя при Екатерине крестьяне по-прежнему были закрепощены, зато горожане получили больше прав и “вольностей” (“Жалованная грамота” дворянству и “Жалованная грамота” городам).

Александр II (1818-81 г.г.) принял эстафету и достижениями его “либеральной модернизации” сталo освобождение крестьян, имевшее общественное и экономическое значение, упорядочение судебной, земской и военной реформ, введение городского самоуправления.

Ленин В.И. (1870-1924 г.г.) также внёс весомый вклад в модернизацию, получившую название “авторитарная с либеральными эпизодами”. При Ленине наиболее переняты научные и технические достижения Запада, но общество строится на абсолютно иных принципах. Введёны “Декрет о земле” и “Декрет о суде”, упразднены сословия, церковь отделена от государства. Oдновременно строится военный коммунизм, национализация промышленности, продовольственная диктатура, трудовая повинность.

Сталин И.В. (1879 -1953 г.г.) модернизировал страну авторитарным способом, при котором аграрно-индустриальная страна превратилась в индустриально-аграрную. B обществе проведена коллективизация с одновременным созданием концлагерей, усилением репрессий и голода.

Горбачёв М.С. (1931 г.) предпринял попытку “либеральной модернизации”. Политика “ускорения” провалилась, заменившись на перестройку одновременно в двух сферах – экономике и политике. Хозрасчёт, конверсия, частная предпринимательская деятельность, фермерские хозяйства. Гласность, демократия, новое политическое мышление.

Ельцин Б.Н. (1931-2007 г.г.) – его модернизация носит название “либеральная высокой ценой”. Многим из нас памятны шоковая терапия, либерaлизация цен, приватизация. При этом общество более напоминает демократическое с оттенком политического плюрализма. Ликвидация Верховного Совета, укрепление президентской власти

* * *

На современном этапе термин “модернизация” является ключевым, каким, к примеру 20 лет назад виделось слово “демократия”.

Модернизация страны на данном этапе носит ту же роль, что и 400 лет назад, а именно её основной целью является: вывести общество к новым историческим рубежам и горизoнтам развития.
Причём, в обществе нет единого понятия по данному поводу:

– бюрократия понимает модернизацию как замена одних чиновников на других;
– элита “экспертного сообщества” рассматривает модернизацию как источник обогащения при получении финансов на создание аналитических и псевдоаналитических документов;
– экономическая и административная элиты лелеет надежду получить дополнительную подпитку из государственного бюджета или от окологосударственных банков.

Однако некоторые СМИ выставляли достаточно серьёзные тезисы, возникшие в ходе дискуссий:

– Модернизация – это система мер и мероприятий по преодолению экономического и технологического отставания России от некоторых развитых стран Запада (по списку); в связи с этим критерии и параметры модернизации, равно как и шкала оценки ее успешности могут формироваться только по отношению к странам (группам стран), принятых за образец (модернизационный паттерн).

– Российская модернизация является “экзогенной” (процесс под воздействием внешних сил), так как обусловлена давлением внешних факторов, а не внутренней потребностью элит (общества, народа) в модернизации.

– Множество стран мира (Япония, Южная Корея, страны ЮВАО, некоторые государства Латинской Америки) прошли путь “экзогенной модернизации”, и их опыт представляет для России существенную (в некоторых элементах – определяющую) ценность.

– Модернизация подразумевает отказ от любых представлений об “особом пути” страны, хотя и предполагает интеграцию некоторых традиционных для данного социума ценностей и представлений.

– Модернизация может привести к радикальному и качественному сокращению отставания от стран, принятых за образец, но никогда не приведет ни к “догонянию”, ни к “перегонянию”; модернизация, в известном смысле – это фиксация неизбежного, “справедливого” отставания от стран, принятых за образец.

– В экономической сфере модернизация неизбежно подразумевает импорт технологий как основу рывка (прорыва) на определенных направлениях.

– Модернизация – это краткосрочный или среднесрочный (в зависимости от масштабов объекта модернизации) проект, имеющий четкие временные параметры и  границы.

* * *

Казалось бы “модернизация” несёт одну цель – изменение общества к лучшему. Но даже и тут Россия оказалась в особом положении. Дело в том, что все прошлые модернизации трансформировали принятые общественные традиции в систему модерна. Это относится и к Германии XIX века, и к Японии  эпохи Мейдзи, и к Восточной Азии и Латинской Америке второй половины XX века.

На нашем же этапе, как оказалось, традиционные устои России разрушены предыдущими модернизациями от петровской до сталинско-хрущёвской. И мы – впервые в истории – фундаментом модернизации имеем уже готовое общество постмодерна, получившееся из абортированного советского модернизационного проекта.

А это значит: отсутствие прочного религиозно-этического фундамента модернизации, добротное наличие потребительских ценностей и форм мышления (при отсутствии органически усвоенных традиционалистских стереотипов, унаследованных от прошлого – что  усложняет любые модернизационные реформы, проекты  и мероприятия), ползучую эрозию институтов государства (свидетельство – крайне высокий уровень коррупции).

Поэтому России уготована роль первопроходца в построении общества модерна из общества потребления, существующего на обломках прежних модернизационных проектов.

Беглый обзор основных направлений модернизации в России

Не секрет, что наше общество деградирует. Наглядным примером являются наркотизация-алкоголизация населения, беспризорность, причём порой при фактическом наличии семьи, криминализация-архаизация бытовых укладов, на что оказывают довольно существенное влияние непрекращающийся и никем не регулируемый поток неквалифицированной рабочей силы из стран Средней Азии и Закавказья, высокая смертность, кричащий дефицит социального доверия и солидарности и т.д.

И хотя кое-кто пытается прикрыться лозунгами о росте уровня жизни населения – это не есть правда. Уровень жизни различен по регионам. K тому же деградация общества идёт не из-за бедности населения, а по причине эрозией институтов социализации. Говоря человеческим языком: предали Божьи заповеди.

Поэтому в первую очередь намечаются крупные изменения  в социальной политике и, самое интересное, во всех предлагаемых проектах выглядывают “ушки” добрых традиций из советского прошлого. От чего бежали – к тому же и вернулись.  Вот некоторые предложения по модернизации России, найденные в сети.

1. Меры в социальной политике

– ликвидация беспризорности, реформа системы детских домов и приютов, в т.ч. с участием церкви и с учетом наилучших советских педагогических традиций;

– объявление войны организованной преступности. В частности, представляется разумным начать с того, чтобы восстановить специализированные подразделения по борьбе с организованной преступностью в МВД, переквалифицированные не так давно в “политическую полицию” – отделы по борьбе с экстремизмом;

– ограничение низкоквалифицированной трудовой миграции из регионов с архаическими культурными укладами за счет жестких санкций в отношении соответствующих работодателей и обеспечения трудовых/социальных прав мигрантов, что ликвидирует их конкурентоспособность на рынке труда;

– принудительное лечение наркомании и алкоголизма, что включает в себя обязательное обследование отдельных групп населения, в т.ч. школьников, студентов, военных, госслужащих, на наркотическую и алкогольную зависимость и установление мер принудительного лечения;

– реформа системы исполнения наказаний. Современная тюрьма превратилась в огромный механизм десоциализации, действием которого прямо или косвенно затронуто до трети населения, а через экспансию соответствующей субкультуры – и всё общество. В частности, необходимы меры по нормализации условий содержания заключенных, включая строительство системы новых, отвечающих европейским стандартам пенитенциарных учреждений, развитию правозащитной, просветительской деятельности и системы трудовых поселений, снижению количества заключенных за счет общенациональной “модернизационной” амнистии, профилактики правонарушений, изменения санкций по некоторым статьям и т.д.;

– перераспределение средств из сферы большого спорта в сферу массовой физкультуры, развитие системы бесплатных для детей и подростков и дешевых для взрослых спортивных секций. А также иных массово доступных секций, кружков, образовательных центров;

– поощрение массового “низового” туризма, как внутри страны, так и заграничного. Развитие внутреннего туризма, воссоздание туристических клубов и ассоциаций. Дотирование поездок на отдых бюджетникам, студентам, иным социально уязвимым, но при этом активным категориям населения;

– обязательная дифференциация программ поддержки рождаемости по регионам. В регионах аграрного перенаселения поддержка рождаемости контрпродуктивна (там речь должна идти об иных формах социальной поддержки), тогда как в регионах демографического бедствия (большая часть Центральной России, Поволжья, Сибири, Приморья) она должна быть на порядок более широкой и интенсивной. Например, представляется целесообразным заменить сертификаты на “второго ребенка” оплатой по пенсионному типу солидных – ощутимых с точки зрения семейного бюджета – детских пособий, начисляемых в зависимости от возраста ребенка;

С вышеперечисленными запланированными изменениями в социальной сфере необходима кардинальная реконструкция системы образования, армии, государственной службы.

Одновременно делается ударение, что модернизация страны предполагается без превентивно-революционного разрушения старого.

2. Экономическая реформация

В России высокую производительность труда может дать только “европейский” подход к рабочей силе, т.е. ставка на квалификацию, инновационность, производительность, но не азиатская ставка на дешевизну рабочей силы. Отсюда ориентация на внутренний рынок, читай: масштабное импортозамещение при необходимой компенсации рисков и издержек.

При разрешении вопроса “внешний или внутренний рынок?” можно использовать создание экслклюзивных ниш в системе спроса. Такими нишами могут стать:

– Новая энергетика. У России есть уникальное сочетание ресурсов и отраслевого научно-технологического потенциала, позволяющее ей стать лидером инновационной энергетики в региональном масштабе (на пространстве бывшей Российско-Советской Империи). В экономическом отношении отечественный ТЭК должен перейти к экспорту продукта, а не сырья; в технологическом отношении основная роль в формировании нового облика отечественной энергетики должна принадлежать целому ряду недавно разработанных технологий в области малой атомной энергетики, переработки топлива и нетопливных отходов, которые сейчас практически не находят применения и существуют по большей части в опытно-промышленных установках.

– Трансконтинентальный транзит. Россия должна использовать свое уникальное положение между двумя ведущими центрами развития – ЕС и Восточной Азией,  кратчайшее расстояние между которыми пролегает через российскую территорию. Рынок грузоперевозок между ними огромен, как по физическому, так и по финансовому объему. Сегодня РФ не использует этот потенциал. Даже импорт товаров в РФ из КНР происходит преимущественно морским путем (в т.ч. через финские порты). РЖД контролирует ориентировочно 0,2% грузопотока ЕС – Восточная Азия. Эта доля может вырасти, по предварительным оценкам, до 20%, т.е. в 100 раз (!) – в случае реализации проекта по строительству новой трансконтинентальной железнодорожной магистрали по территории РФ (предположительно, от одного из российских портов в Приморье до одного из европейских портовых центров) на базе технологий скоростного железнодорожного транспорта. РФ может сформировать уникальный по своим масштабам континентальный хаб. Данный проект (“континентальный хаб”) укрепит партнерские отношения РФ с восточно-азиатскими и европейскими центрами силы и станет локомотивом развития для целого ряда российских территорий и смежных отраслей. Учитывая высокую капиталоемкость, он может быть реализован только совместно с иностранными – например, с южнокорейскими и немецкими – партнерами.

– Экологически ориентированное сельское хозяйство. Ориентация российской пищевой промышленности на стандарт «органик» обеспечит ей значительно более высокую конкурентоспособность на внешних рынках, чем “массовая” рыночная стратегия. Вместе с тем, на данном этапе приоритетной задачей является массированное импортозамещение и обеспечение продовольственной безопасности (прежде всего, в дешевом и среднем ценовом сегменте).

– Экологический туризм. Естественным преимуществом в этой сфере может стать задействование потенциала обширных слабо затронутых цивилизацией природных пространств.

– Информационные технологии. Информационная демократия. Одна из главных конкуретных возможностей в этой сфере – производство эксклюзивного программного продукта. Целесообразно создание национальной операционной системы на базе Linux и стандартов open source с небольшим базовым пакетом приложений (в первую очередь офисных, а также Интернет-бразуера) и обязательное использование ее в государственных и муниципальных учреждениях. Это может сделать РФ одним из лидеров в продвижении стандартов, основанных на open source во всем мире, и разрушителем монополии Microsoft. Разрешение использования на территории РФ файлообменных сетей (P2P-сетей) превратит РФ в цитадель и оазис “информационной демократии”, что послужит демократизации доступа к информации, росту креативного потенциала страны и укреплению позиций РФ в мировом общественном мнении. В дальнейшем возможен размен данного козыря в переговорах с ведущими глобальными центрами влияния в обмен на отдельные преференции и изменения правил доступа к информации в глобальном масштабе. Россия может также занять эксклюзивную нишу и в других разработках, например, в сфере компьютерных игр.

– Медико-биологические технологии. Продление активной жизни. Существующие технологии в этой сфере носят во многом закрытый характер и сверхдороги, однако, по мере их развития и появления соответствующего запроса, возможна их “массовизация”, поэтому целесообразно активное включение в их разработку.

– Альтернативная энергетика. Потребность в преодолении чрезмерной инфраструктурной зависимости современной экономики от нефти вполне явно обозначена лидерами развития, но пока не реализована. Преимущества РФ в этой сфере уже упомянуты выше (программа “Энергетическая сверхдержава”).

– Альтернативная урбанизация. Современный мегаполис представляет собой все менее удобное место для жизни, во многих отношениях – начиная с экологической, заканчивая транспортной и социально-психологической. Осознание этого активизирует поиск и апробацию альтернативных моделей урбанизации (программа “Город будущего”).

3. Политическая реформация

– Активизация механизмов внутри- и межпартийной конкуренции. Партии нуждаются в более активной внутренней ротации кадров, качественном непрерывном политическом образовании, повышении уровня участия и ответственности за кадровую политику органов власти. Партийная система в целом должна стать более представительной за счет заполнения ряда пустующих социально-идеологических ниш (например, ниша бывшей “Родины”, ниша СПС образца 1999 г. и т.д.). Это может происходить как путем эволюции существующих партий, так и путем создания новых. Миноритарные партии должны формироваться как точки сборки ответственной оппозиции с перспективой прихода к власти (хотя бы через десятилетия – по японскому образцу). Для этого уже сегодня им необходим регулярный доступ на телевидение, режим постоянной дискуссии между ответственными политиками, инкорпорирование в свой состав политизированной интеллигенции и лидеров мнения с разных флангов. Для обеспечения устойчивости партийной системы при повышении ее конкурентности, может быть подписана рамочная межпартийная конвенция (как своего рода система  коммуникативных табу по ряду тонких вопросов государственной политики);

– Увеличение полномочий парламента. В т.ч. кадровых (по обсуждению и утверждению/назначению кандидатур членов правительства, руководителей иных государственных и государственно-корпоративных структур) и контрольных (механизмы парламентского расследования, механизмы контроля над использованием государственной собственности, деятельностью стратегически важных корпораций и т.д.);

– Усиление федеральной роли региональных элит. В т.ч., через введение прямых выборов по одномандатным округам в Совет Федерации;

– Формализация ответственности бюрократии. Выработка системы официальных и публичных критериев/индикаторов для оценки деятельности применительно к ряду ответственных государственных должностей, а также механизма санкций и поощрений на ее основе;

– Обеспечение научной/экспертной основы госуправления и публичной политики. Необходимо создание вокруг государства (на базе советского и американского опыта), а также при партийных структурах (на базе германского опыта) широкой сети высококачественных и статусных научных институтов для обеспечения компетентности государственной и публичной политики и взаимного перетока кадров между госаппаратом, партийной и академической средой;

–   Развитие интеллектуальной общественно-политической среды. В частности, путем создания/поддержки качественных научно-публицистических изданий общенационального значения, сети интеллектуальных клубов объединяющих ученых, чиновников, предпринимателей, публичных политиков (клубы могут носить как гуманитарно-идеологическую направленность, так и инновационно-техническую);

–  Образовательный ценз для бюрократии. В том числе – через введение экзаменационных испытаний на замещение значительной части государственных должностей (что поощрит вертикальную мобильность, поскольку ограничит доступ для “своих” на соответствующие должности). В подкрепление этой меры, необходимо развитие системы непрерывного образования для госслужащих.

Используемые источники:
http://www.rosbalt.ru/2010/09/17/772771.html
http://www.rosbalt.ru/2010/09/16/772223.html
http://www.rosbalt.ru/2010/09/16/772303.html
http://www.rosbalt.ru/2010/10/22/783263.html
http://www.rosbalt.ru/2010/10/14/780693.html
http://www.rosbalt.ru/2010/10/14/780811.html
http://www.rosbalt.ru/2010/09/17/772833.html
http://www.polit.ru/lectures/2010/10/28/gontmakher.html
http://www.apn.ru/publications/article22100.htm
http://www.rian.ru/infografika/20100902/271520859.html

Подборку по материалам прессы провела Алла Смолина
2010.11.13

Post Author: rurik