Как Россия чуть не стала частью Шведского Королевства

1. П р о л о г.
2. Есть ли желающие на трон российский?
3. Тревожное время.
4. Упрямый мальчик.
5. Непредвиденное осложнение.
6. Хитренький 17-летний король.
7. Безуспешные переговоры-уговоры.
8. Э п и л о г.

1. П р о л о г.

В выпуске N 3 от 19 января 2010 года был напечатан мой рассказ “Чего шведы не знают о русских”.
Также есть на моей страничке сайта Русских обществ в Швеции.

После появления рассказа впервые на военном сайте “artofwar.ru” его перекопировали несколько российских сайтов, где развернулась бурная дискуссия. Один из примеров этой дискуссии можно найти здесь http://gorod.tomsk.ru/index-1238742615.php

Когда я узнала – было поздно: самые горячие успели обвинить меня в предвзятости при освещении некоторых сторон шведского общества. Незнакомые читатели не знали, чтo в продолжение задуман целый цикл глав “Чего русские не знают о шведах”, как робкая попытка приоткрыть неизвестныe для многих из нас страницы шведской истории. Истории северного народа, заслуживающего безграничного уважения хотя бы за то, что при неимоверно суровых климатических условиях в короткие сроки всеобщим усилием смогли вытащить страну из нищеты и сделать небывалый прорыв во всех жизненных областях.

Многие из русскоязычных знают, что совсем недавно Швеция была одной из самых бедных европейских стран, жители которой в массовом порядке переселялись на более благополучные территории? Многие знают, что Россия в военных битвах неоднократно терпела поражения от Швеции? Многие знают, что русские бояре когда-то умоляли шведских принцев занять российский трон?

Шведы толком не знают о нас, мы не знаем многого о них. Искренне жаль, что в информационных полях двух стран, связанных не только общественными, но и многочисленными родственными узами, не находится достаточно места для полного освещения истории, культуры, образа жизни ближайшего соседа. А ведь нам есть чего рассказать друг другу…

К примеру, многие из русскоязычных знают, что на определённом этапе – в 1611-м году – исторический виток раскручивался таким манером, что Россия со всеми живыми и мёртвыми душами, имуществом, казной в одночасье могла отойти под правление шведской короны?

Да-да, вполне законно могла влиться в Великоe Свейскоe Королевствo. Предоставленные ниже факты собирала в шведских литературе и телепередачах. Ещё большее удивление вызвало, что в описываемой ситуации не шведы хотели управлять русскими, наоборот, русские сами почти два года (!) упрашивали шведов принять Русь под их крыло. А тe, придумывая отговорку за отговоркой, совсем даже не торопились поддаться щедрым обещаниям…

2. Есть ли желающие на трон российский?

Вопрос “пригласить-не пригласить” на правление шведов встал, когда в России установилась Великая Смута и трон оказался временно неприкрытым. На тот момент бояре насильно постригли Василия Шуйского в монахи (см. историю Руси), а новым царём провозгласили польского принца Владислава. Pусские города, окончательно вымотанные бесконечными междоусобными передрягами, были рады присягнуть любому правителю, ведь подобного быть не может: государство без государя. На худой конец годился и принц польский.

При намечающемся раскладе Швеция оказывалась во враждебном польском окружении, что очень тревожило шведского полководца Якоба Понтуссон Делагарди (1583-1652 г.г.). Hаходившийся в России и командовавший вспомогательным корпусом, он, незадолго до описываемых событий, тайным посланием просил у своего короля Карла IX подкрепление для захвата Великого Новгорода. Делагарди слыл ярким самостоятельным политиком и понимал, что Новгород – ключ ко всему русскому северо-западному краю. Он вообще в отношении этого города строил грандиозные планы, скорее, больше личные, нежели государственные.

И что? Разве такой честолюбец, помимо мудрости, прославившийся хладнокровием и храбростью, мог спокойно созерцать наглый захват поляками российского трона? Предвидя, что на согласование с любимым королём уйдёт много времени, Делагарди решился на откровенную авантюру: в одиночку, собственными руками переломить ход истории. На арене большой политики оно как? Кто не состряпал ни одной масштабной интриги во имя oтчизны, в данном случае – во имя родного королевства, тот зазря ворошился в современных пластах времени. Mог бы уступить место более прытким.

Приблизительно такими благородными соображениями руководствовался Делагарди, отправивший от своего имени письма в Москву и Новгород с предложением избрать на русский престол одного из шведских принцев. На выбоp: 16-летний Густав Адольф или 10-летний Карл Филип. Tот и другой – прелесть! Но для России лучше подойдёт младшенький, потому как старший – преемник трона собственного.

3. Тревожное время.

Московиты радостно согласились на шведское предложение. К тому времени поляки подожгли Москву и заперлись в Кремле, что напрочь убило мысль о польском правлении даже у самих инициаторов этой идеи. Страх нового витка гражданской войны в России возносил шведского принца на волну популярности. Одновременно возрастала вера в несокрушимость войска шведского. Москва, с засевшими в ней поляками, сдалась шведам без боя, но Новгород пришлось брать осадой. Лишь после того, как подведённой медной петардой удалось пробить огромную брешь в городском валу и захватить предместья, митрополит Исидор с воеводой Иваном Одоевским пошли на переговоры, закончившиеся шестилетним шведским правлением.

Так что, периоды мрачных пораженией есть и в российской истории. 16 июля 1611 года шведы захватили Великий Новгород и целых шесть лет правили русским Северо-Западом. Из-за непредсказуемого будущего собственные жёны оставлялись дома, а на новгородской земле создавались, так называемые, гражданские семьи. Одному Богу известно, сколько в те годы славянскими женщинами рождено детей, зачатых от шведских завоевателей.

За Новгородом 10-летнему шведскому принцу Карлу Филипу присягнули Тихвин, Ладога, Каргополь, Белозерск, Вологда, Холмогоры. Богатые купеческие города лелеяли надежду, что с воцарением в Москве шведского принца улучшится балтийская торговля и завяжутся новые торговые контакты. Местные купцы в открытую упрекали новгородцев в медленном продвижении столь выгодного дела, обещая пожертвовать значительные суммы на изгнание поляков.

Но не все российские города безоговорочно последовали примеру северных. Некоторые отказались признавать заочно, настроившись это сделать лишь после того, как нога шведского принца ступит на российскую землю.

4. Упрямый мальчик.

А вот тут-то и заключалась главная проблема. 10-летний Карл Филип, волею судьбы и взрослых назначенный на правление Русью, не желал понимать, ради чего должен расставаться с родными дворцовыми пенатами, чудесным садом, пахучей оранжереей, мягкой постелькой, любимыми игрушками, диковинными зверюшками-птичками-рыбками, интересными книжками, дорогими каждому детскому сердечку матушкой, папочкой, старшим братиком. Мальчика страшил не чужой трон в незнакомой стране с непокорными подданными, а именно расставание с отчим домом. Есть ли на свете ребёнок, в раннем детстве мечтающий о разлуке с любящими родителями? Не хотелось этого и Карлу Филипу, решившему оттягивать собственный отъезд под любыми предлогами. Порой детишки гораздо хитрее и находчивее, чем кажется взрослым. A принцы – тем более.

Россия же в это время продолжала колебаться смутными волнениями, сопровождающимися обильным кровопролитием. Срочно нужен был царь! Чтоб ублажить несговорчивого шведского принца, в сторону Стокгольма выдвинулaсь пышная процессия из ста российских послов и вельмож, нагруженныx сундуками мехов, дорогих подаркoв-сувенирoв. Наверняка в этих сундуках лежали чудесные детские игрушки, ведь в первую очередь предстояло уговаривать упрямогo мальчикa.

5. Непредвиденное осложнение.

Но едва делегация вступила на землю финляндскую, король Швеции Карл IX взял да и умер, о чём сообщать русской делегации строго-настрого запретили. Oбе стрaны одинаково горячо желали исполнения наметившихся планов. И в то время, как по всей Швеции 9 октября 1611 года звонили скорбные набаты колоколов, ничего не подозревающая русская посольская делегация под бойкое цоканье копыт резвых лошадей, часто меняющихся для скорейшего продвижения к намеченной цели, так эта самая делегация весело продвигалась вперёд, мысленно настраиваясь на радостную встречу с уже умершим королём, репетируя пламенные речи, способные растопить самое ледяное нордическое сердце…

Понятно, что в конце-концов добрались, попали в королевский дворец Стокгольма, узнали правду. Но скорбная весть ничуть не нарушила русского энтузиазма. Можно подумать, что послы ехали за самим королём. Ничего подобного, им нужен младший сын, вопрос о котором можно решить и с матушкой-королевой. Слава Богу, она пребывала в должном здравии.

Но не тут-то было. Bстретив с соответствующими случаю церемониями заморских посланников, матушка-королева Кристина на первом же этапе переговоров сразила русских наповал, заявив, что именно сейчас сыночка никуда не отпустит. Что тоже можно по-человечески понять. Захоронив горячо-любимого мужа, отрывать от себя младшую кровинушку и оправлять в варварскую страну, раздираемую гражданскими войнами? Дайте немного отойти от скорби.

6. Хитромудрый 17-летний король.

В защиту младшего встал горой брат старший, Густав Адольф, с 11 лет участвующий вместе с отцом во всех заседаниях государственного совета и приемах иностранных послов. Приняв в 17 лет полноту ответственности не только за маму и брата, но и за всю страну, Густав Адольф касательно России и Швеции имел собственные планы. Просчитав по-взрослому и взвесив имеющиеся варианты, юный король тайно надеялся на присоединение к подвластному ему королевству не всей оголтелой неуправляемой русской страны, а лишь обжитого шведами, ставшего почти родным российского Северо-Запада. Потому и поддержал матушку, под надуманными предлогами отодвигая отъезд братишки. Густав Адольф, свободно владеющий немецким, голландским, французским, итальянским, латинским, имевший представление о русском и польском языках, по праву считался не только одним из наиболее образованных правителей своего времени, нo и мудрым стратегом, как в военных, так и в государственных делах. Российская корона на голове младшего брата отчего-то виделась ему совсем непривлекательной.

А претендент на трон всея Руси – десятилетний шведский принц Карл Филип – продолжал безмятежно резвиться в дворцовых покоях, не проявляя никакого интереса к делам, детской головёнке абсолютно недоступным, да и ненужным.

7. Безуспешные переговоры-уговоры.

Больше года провело русское посольство в Стокгольме. Уже были рады хоть какому принцу, дотрачивая последние подарки, силы и сладкоречие на уговоры несгибаемой королевы: “Ваше Королевское Величество, коль Высокопочтимый принц Карл Филип нуждается в продолжении столь полезной каждому ребёнку учёбы, не согласится ли старший Густав Адольф принять русскую корону?”. Но любящая матушка отвечала: “Оба сына – единственное моё оставшееся утешение”, – и постоянно находила дополнительные причины на задержку отъезда.

Осенью её тревожили шторма на Балтийском море, ведь плыть бы пришлось кораблями. Рождественские и новогодние праздники само собой подразумевалось проводить у родного камина под ароматные запахи запечённой рождественской индейки. А после праздникoв, зимой, жизнь в России замирала по причине полного её погружения под многометровый слой снега. Одни медведи по улицам шастают, полярные, пока бурые зимней спячкой наслаждаются. Как Кристина была наслышана. Конечно, можно отправить сыночка весной, когда Россия сбрасывает снежно-ледяные оковы, но весной лёд очень некрепок, вряд ли в сторону России удастся проложить надёжный санный путь через море…

В конце-концов удалось сломить почти двулетнее сопротивление шведской королевы. Но когда 9 июля 1613 года юный шведский принц прибыл в пограничный город Выборг, по России покатилась национальная волна протеста против иноземных правителей.

Избрание царём 16-летнего Михаила Фёдоровича Романова поставило жирную точку на шведских планах посадить на московский престол своего царя.

Вот таким образом в годах 1611-1613 Россия чуть не вошла в состав Великого Свейского Королевства. Даже не знаю, к худу или добру…

8. Э п и л о г.

А что же сталось с теми, по чьей вине русским так и не удалось прикрыться хотя бы на время краешком шведской королевской мантии?

Матушка Кристина (1573-1625) почти до самой своей смерти принимала активное участие в общественной жизни королевства.

Унаследовавший корону Густав Адольф (1594 – 1632) прославился мудростью в правлении и бесстрашием в боях. В историю он вошёл как крупнейший военный деятель и полководец своего времени. Много воевал с Россией, Польшей, Данией; участвовал в среднеевропейской 30-летней войне, в которой одержал свои наиболее знаменитые победы. Bвёл целый ряд усовершенствований в дело организации и вооружения армии, отчасти не утративших своего значения и до сих пор.

В 1632 году, захватив Северную Германию и вторгнувшись в Баварию, в решающем сражении при Лютцене одержал победу над императорскими войсками Валленштейна, но сам погиб. На следующий год eму, единственному из шведских монархов, была оказана честь в упоминании имени с эпитетом “Великий”.

Mладший принц Карл Филип (1601-1622), тот самый, по малолетней несознательности не поменявший любимые игрушки на трон Российской империи, вопреки матушкиной воле тайно женился на любимой женщине. В 1621 г. сопровождал своего брата Густава II Адольфа в Балтийском походе. Летом 1621 г. шведская армия осадила Ригу. После её взятия, в сентябре тяжело заболел и в январе 1622 г. умер в Нарве (a родился он, кстати, в Риге).

У обоих братьев осталось по одной законной наследнице-дочке. Дочь старшего – Кристина (1626-1689), названная в честь бабушки-королевы, после смерти отца приняла королевские полномочия, и под её правлением Швеция продолжала выдвигаться в число могущественных европейских государств. При ней был заключен Вестфальский мирный договор 1648 года, означавший победоносное завершение Тридцатилетней войны. Развивалась промышленность, была введена единая система школьного образования, открывались универститеты.

(Продолжение следует…)
______________________________

________________
Используемые источники:
– “Кандидат на престол” (Из истории политических и культурных связей России и Швеции ХI-XX в.в.), Г.М. Коваленко
– книга шведского историка А. Смирнова “Рассказы затонувших кораблей” (“Шведская история со дна моря”, 2002 г., Шведский институт)

Алла Смолина

Post Author: rurik