Русские в Швеции. «Ты должен не потерять себя, но и не упустить время интегрироваться в новый социум»

vera.pngВера Кулакова-Браннеруд, наша соотечественница, проживающая в Швеции, основатель и гендиректор таджикистанской телерадиокомпании «Ватан» и главный редактор сайта Russians.se, поделилась с Московским Домом соотечественника своими размышлениями о месте русскоязычной диаспоры в Швеции, нынешнем состоянии шведского общества и активности наших соотечественников на предстоящих 18 марта выборах Президента РФ.

– Вера, уверен, что некоторое время назад многие из тех, кто следит за русскоязычными зарубежными СМИ, отметили появление нового сайта Russians.se – главным редактором и создателем, насколько я понимаю, являетесь вы. Что побудило вас к созданию этого ресурса? Что вы ставили и ставите своей главной задачей как главного редактора?

– Идея создания медийного ресурса появилась с момента моего переезда в Швецию. Муж – швед, прожил в моей стране (в Таджикистане, – прим. ред.) девять долгих лет. В 2013 году «попросился» домой: как только дети начали подрастать, возникла проблема языкового барьера. Супруг общался с детьми через меня. На моей родине, в Таджикистане, я являюсь гендиректором и учредителем крупнейшей частной телерадиокомпании «Ватан», в силу этого, мой переезд в Швецию на постоянное место жительства затянулся на несколько лет.

Я социально очень активный человек, Не могу сидеть дома и, естественно, с самого начала моей новой жизни в Швеции посещала различные мероприятия, знакомилась с коллегами и русскоязычным сообществом, налаживала социальную и культурную жизнь. После посещения новых мест и мероприятий очень хотелось, по привычке, описать свои ощущения, поделиться новым опытом и рассказать людям о том, что случилось. Но публиковать было по большому счету негде – не было ни одного русскоязычного СМИ, в полном смысле этого слова. Да, в Швеции есть популярные и полезные русскоязычные сайты и, в первую очередь, это сайт Союза русских обществ Швеции. Мои материалы публиковали и мы сотрудничаем до сих пор, есть популярный форум, сайт с объявлениями и полезной информацией по адаптации и интегрированию в шведское общество. Но, будучи журналистом, я никак не могла смириться с фактом полного отсутствия собственно профессионального медийного ресурса, где были бы представлены новости в традиционном формате, интервью, репортажи. Решила заполнить этот досадный пробел. Поэтому в 2017 году зарегистрировала сайт www.russians.se и начала работу.

Я чувствую некую моральную ответственность, как носитель языка и специалист, за продвижение русского языка за пределами Российской Федерации. Мои дети учатся в шведской школе, но их родной язык – русский. Они должны гордиться своим языком, культурой, традициями, страной и знать, что в Швеции есть, пусть одно, но профессиональное русскоязычное СМИ. Я придерживаюсь простого принципа: хочешь что-то изменить – начни с себя. Не люблю красноречивых лозунгов, планов и отчетов с формулировкой «мы». Мы, в рамках диаспор по всему миру, почему-то малоэффективны. Я ни от кого не завишу, не получаю никакую финансовую выгоду от своего ресурса, наоборот, вкладываю свои личные средства. Мне никто ничего не должен. Должна я. Своим детям, в первую очередь.

– То есть, вы относительно недавно переехали в Швецию. Как бы вы описали свои впечатления от русскоязычной диаспоры в этой стране? Какие мероприятия проводятся?

– Русскоязычная диаспора Швеции коренным образом отличается от, например, диаспор в США, Германии, Израиле. Причины, побудившие к переезду и общий уровень благополучия, коренным образом отличаются. Если в другие страны едут – за чем-то, то в Швецию – как правило, к кому-то.

В Швеции у нашей эмиграции преимущественно женское лицо. Русские невесты и их дети составляют основу русскоязычной диаспоры. Важно понимать, что мигранты первой волны (70-е – 80-е), второй (90-е) и третьей (после 2000 года) – это совершенно разные поколения, менталитеты, финансовые возможности и перспективы.

Я очень быстро обрела круг знакомых, в который вошли прекрасные, успешные женщины из различных уголков нашей когда-то общей Родины. Есть приятельницы из: Ташкента, Москвы, Красноярска, Караганды, Нарвы, Санкт- Петербурга, Таллина, Бишкека, Киева, Риги, Минска. Мы смеемся над одними шутками, нам понятны фразы из любимых кинофильмов, у нас одна на всех «русская кухня», мы идём вместе в «Бессмертном полку», у нас одна общая история и одно будущее.

Представители различных русскоязычных общественных организаций во главе с председателем Союза русских обществ в Швеции Людмилой Сигель берут на себя официальную, тяжелую «артиллерию»: организацию в Швеции традиционной русской Масленицы и фестиваля детского творчества, проведение шествия «Бессмертного полка» в Стокгольме и т.д. Эти мероприятия входят в календарный план многих Координационных Советов соотечественников по всему миру.

Отдельные активные соотечественники пытаются своими силами поддерживать и сохранять русский язык, культуру и традиции. В Швеции есть любительский театр «АБЫРВАЛГ», который совместно с единомышленниками открыла сибирячка Татьяна Павлова. Театральная труппа радует нас премьерами дважды в год. Функционируют русские воскресные школы «Эврика», «Колобок», русско-шведская школа в Гетёборге, курсы балета и русской гимнастики. Есть многочисленные группы в социальных сетях, где соотечественники дискутируют, поддерживают другу друга, находят свои вторые половинки и даже ведут бизнес.

Каждая инициатива – это история болеющего за Россию человека. Это – не гранты, не проекты ради проектов. Это – искреннее желание сохранить и передать дальше то, что людям кажется очень важным.

Кроме того, есть инициативные группы, которые не входят ни в какие организации, но также вносят существенный вклад и разнообразие в жизнь русскоязычной диаспоры. Люди самостоятельно организовывают концерты российских исполнителей, гастроли артистов театра, тематические вечера в клубах и ресторанах, проводят экскурсии и квесты на русском языке. Это редко коммерчески успешные мероприятия. Поэтому желание продолжать что-то проводить и делать на русском языке вызывает у меня огромное уважение ко всем делающим это.

– 18 марта пройдут, в том числе и за пределами России, выборы Президента РФ. Как наши соотечественники в Швеции, из тех, с кем вы общаетесь, настроены – собираются голосовать?

– Все мои знакомые собираются принять участие в выборах. Мы даже планируем после голосования в посольстве отметить это важное событие в одном из ресторанов Стокгольма. Но это не значит, что все соотечественники так позитивно настроены. С февраля 2018 года практически ежедневно вспыхивают онлайн-баталии в русскоязычных группах. «Без вас выберут!», «Зачем этот цирк нужен?», «Выборы Путина». Всё ровным счетом, как и в России: демократия и плюрализм.

– Как вы сказали выше, вы родились, и долгое время прожили в Таджикистане – стране с иным климатом и менталитетом, нежели Швеция. Насколько легко Вам было адаптироваться в новой для вас стране? 

-У каждого соотечественника своя история и причины для переезда. На адаптацию влияют, в том числе, и социальный статус, и экономические условия жизни, и, как вы справедливо заметили, климат на Родине.

Интеграция в совершенно новое, в первую очередь, ментально, общество со своими устоями и традициями даётся, скажу прямо, непросто. Так и хочется разместиться в чужой избе со своим «самоваром». Меня до сих пор порой одолевают мысли вернуться в Таджикистан или уехать в Россию к родителям. Мои родители живут в Краснодарском крае, у самого берега Черного моря, куда мы с детьми приезжаем несколько раз в год с огромным удовольствием.

Недавно я узнала, что каждый человек, сменивший страну проживания, проходит четыре этапа адаптации в среднем за пять лет. В моём случае, все этапы пролетели за три года, но полноценной адаптация не чувствую. По моим ощущениям, русским везде тяжело адаптироваться, в любой стране. Всё дело в той самой загадочной русской душе, требующей откровенности, надрыва, разговоров «за жизнь» и о политике. Но не все и не везде разделяют подобные стремления и порывы. Тут и наступает время балансировки, когда ты не должен потерять себя, но и не упустить время интегрироваться в новый социум.

– Как относятся шведы к русским и России? И что, на ваш взгляд, влияет на это отношение?

– К огромному сожалению, уровень русофобии в Швеции растёт из года в год.

История годичной давности красноречиво проиллюстрирует драматичность ситуации. Мы возвращались с дочерью утром на метро с воскресного музыкального занятия. Обсуждали вальс Грига. Рядом с нами сидел пожилой швед, от которого страшно разило алкоголем. Он поинтересовался, на каком языке мы говорим. Я ответила. И тут началось! «Да, я понимаю, почему вы переехали в Швецию. В России страшно жить. Нищета, алкоголизм, путинский режим, отсутствие свободы». Ситуация из трагичной на глазах превращалась в комичную. Шведский алкоголик критикует Россию за повальный алкоголизм. Гениальный пример полного отсутствия самокритики и влияния антироссийских настроений. Человек даже не понимал откуда мы, а я не понимала, почему после замечательного урока по классической музыке, я должна объяснять этому мужчине, что ему надо больше читать и путешествовать, иметь собственное мнение и стараться делать выводы, основываясь на разных источниках информации. Напоследок сказала, что за Россией будущее, и, что в один прекрасный день, как и прежде, именно Россия спасет Европу. Европеец, которому запрещено говорить открыто в обществе о провале миграционной политики своего правительства, о поддержке иной, кроме правящей, партии, о разгуле преступности и небывалом росте числа изнасилований, уличных «разборок» с применением огнестрельного и холодного оружия, ставить под сомнение правильность современного тренда на однополые браки, пообещал прочитать больше о России.

Кстати, отдельный разговор о гомофобии.

Мои, позитивно относящиеся к России, родственники и некоторые знакомые-шведы уже перестали заводить со мной разговоры на тему однополых браков и о праве ребенка на самостоятельный выбор своего пола и ориентации. Также прекратились обсуждения темы о том, как прекрасно, когда вместе традиционных родителей у ребенка две мамы. Не получается пока найти контраргумент на мой ответ: «В Библии, в моей религии с тысячелетней историей, есть все основы общества, семейного устоя и гендерных ролей. Природа давно продумала роль женщины, например, наделив именно нас репродуктивной функцией. То, что в последние три десятилетия стало популярным и модным в Европе имеет четкое, давнее название. Грех. Если завтра вдруг официально со всех информационных площадок объявят, что инцест, некрофилия, зоофилия – свободный выбор и самовыражение каждого человека, вы тоже будете это пропагандировать и поддерживать?».

Мне очень нравятся шведы. Типичный швед, среднего возраста, напоминает мне обычного, открытого, добродушного советского человека – в чём-то наивного, но ни в коем случае не желающего навредить. Этим пользуются политические силы, запугивая население и лоббируя, тем самым, вступление Швеции в НАТО. Манипуляция животным страхом.

Русофобскую тему в Швеции культивируют уже третье столетие. Время от времени она из разряда фольклорных переходит в остро-политическую. Есть известное устойчивое выражение «Ryssen kommer!» (“Русский придет!” ). В русском языке детей пугают мифической бабайкой, которая придёт и заберёт, а в шведском – русскими. Кстати, именно так я и назвала fb-группу сайта Russians.se: “Ryssen Kommer! А мы уже давно тут!”

В Швеции запрещено указывать национальную принадлежность преступников, и такое явление как этническая организационная преступная группировка официально отсутствует. Но это правило не действует в отношении так называемой «русской мафии». Этот термин до сих пор на слуху. Когда узнаешь этнический состав этой «русской мафии», представленный в основном выходцами не из России, а из бывших советских республик, диву даешься! Неужели всё действительно так плохо с образовательной системой, что шведы ни географию, ни историю не знают. Ни одного россиянина там нет, но мафия отчего-то – русская! Возможно, ответ кроется в успешной работе мощной государственной агитмашины?

Образ России и русских как преступников и агрессоров укоренился в умах многих местных жителей. Благо, не все поддались пропаганде. Есть трезвомыслящие шведы, искренне любящие свою страну и понимающие, почему обществу навязывают образ внешнего мифического врага, в то время, как ситуация внутри страны давно далека от той, что рисуют в отчетах и рейтингах. Вот и вся логика.

Негативным образом на имидж России повлиял и крупнейший в истории скандал с использованием допинга. Прискорбно, что еще два года назад российские чиновники не усмотрели в истории с допингом компанию по дискредитации России на долгую перспективу. Спорт и культура всегда были козырной картой россиян. Теперь предстоит работа и в этом направлении.

Многое зависит от нас самих. Меня одолевает буря чувств: от негодования до жалости, когда я вижу в Стокгольме людей, стесняющихся говорить по-русски на улице или в общественном транспорте. Самое страшное, я часто вижу, как мама одергивает ребенка и просит перейти на шведский. Какой сигнал получает ребёнок? По сути, это ведь защитная реакция. Человеку страшно, больно, некомфортно. Он стесняется своего языка, происхождения, страны. Скорей всего, это именно те люди, которые ограничены в общении с русскоязычными соотечественниками. Зато какое удовольствие и гордость я испытываю, когда сквозь шведскую, арабскую, китайскую речь в метро, вдруг слышу родные, певучие нотки великого и могучего.

Мне кажется нам нужна госпрограмма «Горжусь тем, что я – россиянин!» и план конкретных действий. Только реализовывать её должны внесистемные люди. Системность хороша для отчётности, но малоэффективна в реальности.

Многие россияне и русскоязычные жители Швеции не состоят ни в каких обществах, диаспорах, и тем более их нет на учёте в консульстве. Кто работает с этими людьми? С их детьми? А это не менее 80% от общего числа наших соотечественников в Швеции. Они остаются за бортом. Госпрограммы, как и образование – не успевают за изменениями и реальной ситуацией. Нет мобильности, легкости, понимания ситуации.

Беседовал Аркадий Бейненсон.

Post Author: rurik