Жорес Алфёров: «Что-то кошмарное сейчас происходит с человечеством»

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VKShare on TumblrEmail this to someone

Нобелевский лауреат, советский и российский физик — о выступлении школьника в бундестаге, попытках переписать историю и погибшем брате.

В этом году исполнилось 75 лет начала Сталинградской битвы, а в следующем, 2 февраля, мы всей страной будем отмечать окончание и победу в этом ключевом сражении Великой Отечественной войны. Но сама тема страшнейшей в истории нашей страны войны, как выяснилось, вызывает в обществе неоднозначные мнения.

Нужно сказать, что в самые тяжёлые времена: и в сорок первом, когда немцы вплотную подошли к Москве, блокировали Ленинград, и в сорок втором, когда фашисты ворвались в Сталинград и были на Кавказе, – никогда мы не сомневались в нашей победе. (Из книги «Наука и общество»)

Это стало ясно после ноябрьского выступления в бундестаге школьника из Нового Уренгоя Николая Десятниченко. Оно вызвало бурное обсуждение в Сети и на российском ТВ. В неосторожных словах мальчика о «невинно погибших» в советском плену солдатах вермахта кто-то увидел попытку «реабилитации нацизма», хотя парень всего лишь говорил о необходимости проявлять милосердие и стараться никогда больше не допустить столь ужасной войны.

Выступление школьника не оставило равнодушным и нобелевского лауреата, знаменитого советского и российского физика Жореса Алфёрова. Он сам позвонил в редакцию и поделился своими раздумьями на эту тему.

«Тяжёлые условия тут ни при чём»

– Вообще то, что мальчик выступал в бундестаге, – это хорошо. Я приветствую, когда детям дают возможность высказаться в парламентах. И когда молодёжь начинает бороться за мир – это тоже замечательно. Это было актуально всегда и остаётся актуальным в наши дни, поскольку опасность большой войны всё ещё существует.

Правда, не думаю, что в ближайшее время возможен ядерный конфликт. Вряд ли Северная Корея пойдёт на прямое вооружённое столкновение с США. Она будет заниматься демонстрациями и провокациями, но не более того. А вот гибридные войны, когда нападающая сторона не прибегает к классическому военному вторжению, сегодня идут по всей планете.Но после выступления Коли Десятниченко поднялась волна в Интернете: мы, дескать, чуть ли не уничтожали невинных немецких военнопленных, намеренно содержали их в ужасных условиях, чтобы они там погибали. А мне многократно доводилось общаться с бывшими военнопленными, поэтому я решил высказаться. К тому же тот солдат, о котором рассказывал школьник из Нового Уренгоя – некий Георг Йохан Рау, – умер в лагере для военнопленных в Бекетовке. А для меня Бекетовка – особое место. Это южный пригород Сталинграда, мы жили там до войны. А мой старший брат позже там воевал – он был участником Сталинградской битвы, 75-летие победы в которой мы скоро будем отмечать.

Сталинград во время войны защищали две армии – 62-я под командованием Чуйкова и 64-я под командованием Шумилова. Армия Шумилова защищала южную часть города, и ей было легче, чем армии Чуйкова. Мой старший брат окончил Свердловское пехотное училище и попал в 96-ю отдельную бригаду морской пехоты. Их бросили в Бекетовку в середине октября 1942 года. Задача была – соединить армию Шумилова с армией Чуйкова. Этого сделать им не удалось. Зато армия Шумилова смогла взять в плен большие группы немцев, тем самым облегчив положение армии Чуйкова.

Post Author: rurik