Сосед, балкон и атомная бомба, или Снова Путин!

Давно я не писала о своем соседе. Да и многое изменилось за это время. Было нас когда то четверо соседей, а теперь стало шесть. 

 

Модернизацию в нашем доме произвели: целый этаж надстроили. Год мы жили в грохоте и грязи. Зато нам балконы пристроили. Правда, у моего соседа балкон был. Но вид имел не тот, что нравился квартирной фирме. Вот ему его снесли, и такой как у всех – приделали. Но и цена на квартиры резко подскочила.

Вот мой сосед, что живет в этом доме с 1946 года, переживал только за это. В суд подал. Надеется справедливость найти. Верится в это с трудом.

И вот вдруг зашел ко мне на днях. Подарок принес. Стаканчик меда. Какой-то родственник со своей пасеки ему привез. Я хоть мед и не люблю, но внимание было приятно. Поблагодарила. Смотрю – мнется. Вроде что-то сказать хочет.
А потом как выпалит: “Вы слышали что Путин сказал?”. Я опешила. Путин каждый день что-то говорит. Не поняла, о чем он.
“Когда сказал? Вы о чем?” – “О том, что воевать будет. Да еще бомбу атомную новую испытает”.
“Да вы что? Кто такую новость сообщил?” – А он так даже голос повысил: “По телевизору об этом только и говорят. Американцы договор разорвали. А Путин сразу обрадовался, чтобы новую бомбу испытать. Вот будет с Америкой соревноваться, а Германия-то посередине.”
Представьте себя на моем месте. Немецкий язык для магазина только годится и еще желтые газетенки читать. А тут человек на полном серьезе говорит о войне и России боится.
– А американцев не боитесь?
– Американцы нам, конечно, не друзья. Говорил уже, что не люблю их. Но воевать с нами не будут. А вот русские… воевать специально не будут, но Америка далеко, а мы под боком. Случайно может на нас и бомба упасть. Так и отомстят за 41-й год.
Сказать что я онемела, это ничего не сказать. Поняла, что бороться с телевизором мне не под силу. Многое могла бы возразить, рассказать и успокоить. Но…
Первый раз за 15 лет, что живем в одном доме, подошла к этому человеку, обняла его и прошептала: “Не будет этого никогда…”.
Он как-то съежился весь, пробормотал: “Хорошего дня”. И ушел.
Я долго не могла прийти в себя.  Думала о том, что же за профессия такая – журналистика? Да и журналистика ли это? Серьезные люди сидят перед камерой и пугают народ. Это ведь уже не новости. Это уже преступление. Не знаю, многие ли немцы верят тому, что им все время про Путина рассказывают? Но результат пропаганды мне уже заметен.
Здесь на днях живущий в Гамбурге журналист, политолог, часто выступающий на российском телевидении Александр Сосновский сказал: “Уже много раненых на этой информационной войне”. Мне очень запомнились эти слова. Вот мой сосед – один из них.
Берегите себя. Информационное оружие – не меньшее зло, чем бомба.
Вера Татарникова 
Еще из цикла “Мой сосед”:
Мнения авторов публикуемых материалов может не совпадать с позицией редакции“Русское поле”

Post Author: rurik