«У нас из Берлина в Москву пять рейсов в день. Какая эмиграция?»

21.08.2019
Немецкий журналист-международник, ученый, политолог, один из потомков первой волны русской эмиграции Александр Рар – о том, как изменилось понятие эмиграции и что она представляет собой сейчас:
– Как ты покидаешь страну — всегда главный вопрос. Важнее всего, к какой среде принадлежит тот или иной эмигрант.
Старая русская эмиграция, которая покинула Советский Союз или Россию во время гражданской войны сто лет тому назад, была очень идейна. Эти люди никогда не хотели становиться немцами, французами или американцами. Долгое время они просто держались за свою русскость: у них висели портреты императора или русских поэтов и музыкантов, они собирались в Париже в своих, русских кафе, у них была масса церковных мероприятий, они сплотились вокруг православной церкви. Они были осколком России, который остался за пределами Советского Союза. Их держала идейная любовь к Родине, патриотизм и воспитание, которые они переняли от предков. И надежда. Надежда на какое-то улучшение жизни после коммунизма. Я сам через это прошел.
Русская эмиграция в Берлине очень большая. Некоторые говорят, что нас 250–300 тысяч. В отдельных районах ты слышишь только русский. Можно даже не знать немецкого: все услуги — от церкви до больницы, парикмахеров и похорон — на русском.
Но, по моим наблюдениям, эмиграция все-таки делится на две части. Есть люди, которые покинули родину по экономическим соображениям, потому что испугались жизни в 1990-е годы. Очень многие сохранили патриотический дух. Они, может быть, критически относятся к тому, что происходит в России, но стоит иностранцу полить ее грязью, они встанут на защиту грудью вперед.
Это люди, которые ощущают себя приверженцами русской духовности, русской мысли и русской идеи. А есть другая часть, которая выехала очень озлобленно, считая, что Советский Союз или Россия их покалечили. И они сделают все, чтобы продолжать разжигать русофобию на Западе.
Поддерживать в себе любовь к России, живя за рубежом, очень трудно, я не отрицаю. Многие люди сдают позиции, не выдерживают этого прессинга со стороны западных СМИ, общества… После 2014 года, когда отношения между Россией и Европой ухудшились из-за Украины, стали возникать проблемы у детей в школах. Это все есть.
Но сейчас и сама эмиграция другая. В прошлом, и я это хорошо помню, посетить Советский Союз было невозможно. Эмигранты имели лишь виртуальное представление о том, какая была и какой будет Россия. Сейчас эмиграции как таковой вообще нет. У нас пять рейсов в день из Берлина в Москву. Два часа пятнадцать минут — некоторые люди на работу добираются дольше. И все места в самолете заняты. Заняты русскими, которые летают туда-сюда.
Глобализация и возможности коммуникации настолько все облегчили, что я чаще бываю в Москве, чем в любом большом городе Германии.

vm.ru

Post Author: rurik